Композитор Александр Журбин

Пьеса Александра Марданя

Стихи Александра Марданя

и Сергея Плотова

 

Лирическая музыкальная комедия

ОН – Константин

ОНА – Вера

ВРЕМЯ – (т.е. ВИА того года, когда все это происходит) –

несколько молодых людей, умеющих играть, петь и танцевать.

НОМЕР 1. УВЕРТЮРА

НОМЕР 2. МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПРОЛОГ

ВИА 1975 г.

Исполняет Вокально-танцевально инструментальный ансамбль

А над морем солнце гаснет, точно свет в кинотеатре.

Пять минут – и ночь на юге удивительно темна.

Кто спешит к кафешантану, кто – к поющему фонтану.

И влюбленным ноги лижет, словно верный пёс, волна...

Ах, курортные романы!

Ах, сезонные обманы!

Парохода из тумана

Гудок!

То приливы, то отливы.

Каждый хочет быть счастливым.

Пахнет морем приключений ветерок!..

Это – лето. Шум прибоя. Мы возьмём его с собою –

Запечатаем в ракушку и поставим на буфет.

В той ракушке – наша тайна. Шум скитаний. Жар свиданий.

Нам его хранить и помнить много долгих зим и лет.

Ах, курортные романы!

Ах, сезонные обманы!

Парохода из тумана

Гудок!

То приливы, то отливы.

Каждый хочет быть счастливым.

Пахнет морем приключений ветерок!..

Картина I.

Номер гостиницы с четырьмя раздельными кроватями. Входит не совсем трезвый молодой человек лет 25, в костюме, без галстука. В руках у него бутылка шампанского и коробка шоколадных конфет.

ОН: ...А он мне говорит: случай — это псевдоним Бога, когда тот не хочет подписываться своим именем...

(ПОЕТ)

НОМЕР 4. ПЕСНЯ КОСТИ О СЛУЧАЯХ.

На свидание бежал, поскользнулся и свалился.

И открытый перелом был немедленно получен.

А она ушла к другому! Тут-то ты и убедился,

Что влиянье на судьбу оказал несчастный случай!

А, значит...

Даже, оставшись одни, мы - не одни!..

Сверху за нами следит недреманное око.

И, получается, Случай - лишь псевдоним.

Привычный всем псевдоним товарища Бога!

Были улицы пусты. Ты вперед шагал без цели.

Встретил женщину-мечту – не найти на свете лучше!

С незнакомкою в кафе вы немного посидели...

Так влиянье на судьбу оказал счастливый случай!

Поскольку...

Даже, оставшись одни, мы - не одни!..

Сверху за нами следит недреманное око.

И, получается, Случай - лишь псевдоним.

Привычный всем псевдоним товарища Бога!

Так, наметив свой маршрут, мы выходим за ворота -

Только вывернет судьбу день грядущий наизнанку.

Лучик солнечный скользит. Случай ждет за поворотом.

А счастливый или нет – мы пока еще не знаем!

Запомни...

Даже, оставшись одни, мы - не одни!..

Сверху за нами следит недреманное око.

И, получается, Случай - лишь псевдоним.

Привычный всем псевдоним товарища Бога!..

Молодой человек гостеприимным жестом распахивает дверь. Входит красивая женщина в элегантном костюме, с огромным букетом роз. Походка её не слишком тверда, видно, что она навеселе, но в тоже время смущена и чувствует себя достаточно неуютно.

ОН: Заходите. Чувствуйте себя как дома. Простите за некоторый беспорядок.

Женщина кладёт цветы на одну из тумбочек и уходит в ванную. В этот момент раздаётся настойчивый стук в дверь. Из-за двери доносится голос:

ГОЛОС ИЗ-ЗА ДВЕРИ — Это администратор гостиницы, откройте немедленно! Гостей после 23 часов проводить в номер запрещено. Откройте!!!

Он судорожно ищет по карманам десятку, находит, зажав в руке, как гранату выходит за дверь, возвращается, победно озирает номер, достает из чемодана и добавляет к натюрморту, состоящему из бутылки шампанского и конфет, пачку "Marlboro" и бутылку армянского коньяка "Арарат", срывает лепестки у одной из роз, приподнимает покрывало на одной из постелей и посыпает лепестками простыню. Открывает шампанское, наполняет два стакана и направляется с ними к двери ванной. В это время из "радиоточки" звучит голос диктора: "В Москве — полночь". Звучат куранты. В дверь ванной он стучится под бой часов на Спасской башне, дверь открывается, гаснет свет, а ещё через секунду исчезает звук текущей воды.

МУЗЫКА ПЕСНИ ВИА 1975. (только инструментал)

Картина II.

Комната наполняется светом. Пустая разобранная постель в лепестках роз. Мужчина спит на другой, через одну, кровати. Звуки воды из ванной будят его. Он садится в постели, сбрасывает простыню, с удивлением смотрит на брюки, на надетую задом наперед майку. Из ванной появляется она. Её наряд состоит из жакета вечернего костюма и юбки-сари, роль которой выполняет простыня.

ОНА: Доброе утро... Костя. (Произносит его имя не совсем уверенно.)

ОН (отвечает почти уверенно): Доброе утро, Вера.

ОНА: Костя, Вы не видели моих, ну, этих...

ОН: А-а... (Соображает, приподнимает одеяло на одной из кроватей, достаёт и протягивает Вере трусики.)

ОН: А Вы не помните, я в ресторане был в галстуке?

ОНА: Да, но потом Вы его сняли и связали розы, которые забрали у цветочницы.

ОН: Как — забрал?

ОНА: Наверно, хотели произвести на меня впечатление. Цветочница не возражала, но настаивала на пересчёте. Оказалось 25, а вчера было 25-ое. Вы сказали, что это судьба и заказали такси, чтобы ехать в гостиницу, хотя ресторан в этом же здании, на первом этаже.

Вера скрывается в ванной. Внимание Константина концентрируется на руках, он подносит кисти ближе к глазам, достаёт из-под кровати пиджак, ощупывает карманы, выворачивает карманы брюк. Механически надевает рубашку, засовывает ноги в туфли, снимает туфель и достаёт из него пробку от бутылки с коньяком. Водворяет пробку в полупустую бутылку, на телевизоре замечает кольцо, облегченно вздыхает и пытается надеть кольцо, но оно не налезает на палец. За этим занятием его застаёт вышедшая из ванной Вера.

ОНА: Это моё кольцо. Вот Ваше, оно было в мыльнице и чуть не провалилось в слив.

Без признаков торжественности они обмениваются обручальными кольцами.

ОН: Вы меня простите за вчерашнее, но Вы мне так понравились... Я обычно робею и не умею знакомиться с женщинами, особенно такими красивыми. Я, кажется, говорил, что не женат, это к счастью, то есть, к сожалению, неправда. Но Вы, к счастью, то есть, к сожалению, тоже. Хотя какая разница, если сегодня 25-е, в букете оказалось 25 роз, а мне, кстати, 25 лет... А Вам?

ОНА: Костя, бойтесь женщин, которые сообщают свой возраст. Женщина, способная на это, способна на все. А что касается 25-го... К сожалению, а может быть, к счастью, 25-е было вчера, сейчас мне пора, у меня в 3 часа самолёт в Москву. Вчера мы с подругой договорились отметить окончание путёвок, она из соседнего санатория, тоже 4-го управления. Но она не пришла, а может, я ресторан перепутала, и она меня сейчас ищет.

Он: Её я не помню.

Она: Когда я поняла, что она не придет, и пошла к выходу, заиграл оркестр. Вы подбежали, пригласили на танец, сказали, что морякам под эту мелодию отказывать нельзя, а то у них чего-то там под килем не хватит. Вы в самом деле моряк? Или только до утра?

ОН: Моряк, моряк, правда "камышовый", то есть береговой. Инженер в порту, в Одесском.

ОНА: "Шаланды полные кефали"... Одессит, моряк, да еще и Костя?!

ОН: Правда. Я здесь в командировке.

ОНА: ...Просто не знаю, что вчера со мной произошло, может розы, может лепестки, может Ваши истории про волны выше сельсовета. (Пауза.) Я люблю своего мужа, он замечательный человек, и ничего подобного со мной никогда не случалось. Всё было хорошо, но... прощайте и не провожайте меня.

ПЕРВЫЙ ДУЭТ ВЕРЫ И КОСТИ

КОСТЯ –

Всё хорошо?

ВЕРА –

Всё хорошо.

Прекрасно. Провожать не надо.

Лишь память сохранит ожог

Шального взгляда.

КОСТЯ –

Скрипит гостиничный паркет.

Всё хорошо. Претензий нет.

В душе не будет много лет

Саднить досада.

ВЕРА –

Страстные очи... Курортные ночи...

Это нам головы лето морочит...

ВМЕСТЕ -

И хочется яркого, терпкого, лёгкого,

Неповторимого, необычайного,

Красивого хочется

и мимолётного -

Словно тень

Пролетевшей чайки...

КОСТЯ –

Теперь прощай?

ВЕРА –

Теперь прощай.

Пора бежать в родные стены

К привычным сумкам и ключам

Из рук измены.

КОСТЯ –

Фрегат любви укрыл туман.

На пару строчек – весь роман.

Не стоит дальше длить обман.

Уйдём со сцены.

ВЕРА –

Страстные очи... Курортные ночи...

Это нам головы лето морочит...

ВМЕСТЕ -

Но хочется яркого, терпкого, лёгкого,

Неповторимого, необычайного,

Красивого хочется

и мимолётного -

Словно тень

Пролетевшей чайки...

ОН: Вера, оставьте адрес, хоть телефон, я буду писать, звонить, на работу, конечно. Кстати, где работает очаровательная москвичка?

ОНА: В Москве... Константин, мы с Вами, наверно, больше не увидимся, а с собой мне ещё в зеркале глазами встречаться.

ОН: Я понимаю, что всё случившееся — ещё не повод для знакомства, но не откажите простому инженеру в рабочем телефоне, я Вас буду с праздниками поздравлять. Всё-таки я Вас спас от изнасилования!

ОНА: Этого я не помню. Каким образом?

ОН: Я Вас уговорил. Вера, а если это Любовь?

ОНА (смеясь): Если любовь, значит, встретимся через год, в этом же ресторане. Под песню про курортные романы.

Вера чмокает его в щеку и уходит. Константин закрывает дверь.

ПЕСНЯ КОСТИ «ГУБЫ»

Губы губы погубили,

Целовав их просто так.

Про любовь не говорили

После водки натощак.

Что-то дерзкое шептали,

От помады покраснев,

И дыханье выпускали,

Насладиться не успев.

Обнимая папиросы,

Дым впускали не спеша

И на глупые вопросы

Отвечали чуть дыша.

Потом снова целовали,

Только суше и быстрей,

Словно их давно уж ждали

У чужих, с замком, дверей.

Чуть-чуть треснули испившись,

Как иссохшие года,

Чмокнув в щеку и простившись,

Обманули навсегда...

Обнимая папиросы,

Дым впускали не спеша

И на глупые вопросы

Отвечали чуть дыша.

Раздаётся стук в дверь, он радостно бежит открывать. Из полуоткрытой двери голос уборщицы: "Освободите номер, уборка". Костя набрасывает пиджак и выходит из номера. Из динамика несётся: «Ах, курортные романы...»

КАРТИНА 3

1976 г.

ВИА 1976 г.

Бодро, смело и умело, мы отцов продолжим дело!

Молодым у нас открыты все дороги, все пути!

И, когда пройдем упрямо по железной трассе БАМа,

Нас огнями Самотлора встретит счастье впереди!

Мы всю землю обойдем

И судьбу свою найдем!

А она у нас одна -

Простая:

Чтоб Отчизне там и тут

Подарить свой славный труд!

Что б всегда жила страна

Родная!

Лишь бы мы с тобой успели,

Бросив тёплые постели,

Прилететь, куда метели

Зовут!

А духи заменит щедро

Свежесть утра, запах кедра!

Это в жизни – самый правильный маршрут!..

Реет на ветрах Тайшета знамя алое рассвета!

Песни молодости нашей пронесутся над тайгой!

Не брани меня, родная, что опять я уезжаю!

Знаю я – на новых стройках мы увидимся с тобой!

Мы всю землю обойдем

И судьбу свою найдем!

А она у нас одна -

Простая:

Чтоб Отчизне там и тут

Подарить свой славный труд!

Что б всегда жила страна

Родная!

Лишь бы мы с тобой успели,

Бросив тёплые постели,

Прилететь, куда метели

Зовут!

А духи заменит щедро

Свежесть утра, запах кедра!

Это в жизни – самый правильный маршрут!..

Гостиничный номер с двумя отдельными кроватями. В номер входит заплаканная Вера. На ней – шорты и футболка, в руках – сумочка и роскошный букет роз. За Верой идет Костя в красивом вечернем костюме, белой рубашке и галстуке.

ОН: Вера, пожалуйста, не расстраивайтесь. Я сейчас все устрою.

ОНА: Приехала – а здесь этот швейцар... Я ему пытаюсь объяснить, что в аэропорту багаж пропал, а он ничего слушать не хочет. Кричит, что у них приличный ресторан, и таких, как я, в него не пускают. Наверное, не надо было мне сюда ехать. Все не так...

ОН: Вера, сейчас все будет так.

ОНА: Костя, восемь часов вечера... Если в городе советская власть, то уже все закрыто... Ничего не получится.

ОН: Именно потому, что в городе советская власть, все будет в порядке. И все откроется.

Костя усаживает Веру в кресло, сам садится к телефону, листает справочник, набирает номер.

ОН (уверенным, не терпящим возражения тоном): Алло! Центральный универмаг? Девушка, мне срочно нужен домашний телефон вашего директора. Милая, неужели вы думаете, что у меня нет часов? Я знаю, что рабочий день кончился, но мне нужно срочно. Это Романов из первого отдела. Она еще на работе? Ну, просто замечательно. Всё забываю – Татьяна Алексеевна или Александровна? Ирина Николаевна? (смеется): А-а! Это я ее с директором коопторга перепутал. Всё, добро!

Вера ошарашено смотрит на Костю.

ОНА: Костя, какой первый отдел? Вы что – особист?

ОН: Ну разве я похож на особиста? Первый, третий, пятый... Никакой разницы. Вера, какой ваш любимый цвет?

ОНА: Сиреневый.

ОН (набирая номер): А размер обуви?

ОНА: Тридцать седьмой.

ОН (в трубку, прежним уверенным тоном, почти без пауз): Ирина Николаевна? Вечер добрый! Романов из первого отдела. Голубушка, у нас тут ЧП. Съемочная группа с Мосфильма прилетела, в составе — иностранцы, и такой конфуз – у Мишель Мерсье в аэропорту багаж пропал! Да-да, та, что Анжелику играла. А через час у нее в "Приморском" творческий вечер. Так что срочно нужно платье. Ну, Вы сами понимаете, какое... Дефицитное... Чтобы не стыдно было перед нашей гостьей. Размер? Минутку. (Костя осматривает Веру с ног до головы): Рост метр семьдесят, размер сорок шестой. Желательно сиреневое. И туфли, тридцать седьмой. Какого цвета? К платью, конечно. Записали? Нет-нет, вечер закрытый... Контрамарку? Ой, сложно... Это надо с Егор Кузьмичом согласовать. Но я постараюсь что-то придумать. (приказным тоном): Ирина Николаевна, не подведите! Всё. Через пять минут "Чайка" будет возле универмага. Да, мы оплатим, референт из ЦК передаст Вам деньги. Завтра проведете по кассе, отдадите сдачу. Вопрос политический! Всего доброго.

ОНА: Костя, Вы просто сошли с ума! Ну, допустим, она Вам поверила. Но где Вы возьмете "Чайку"?

ОН: У жениха с невестой. В ресторане гуляет свадьба, разъедутся они не скоро. Не скучайте без референта. Я сейчас вернусь. (выходит из номера).

Вера оглядывает себя, вздыхает.

АРИЯ ВЕРЫ.

Что за страна?!

В подъездах – мрак!

У входа – лужи!

Кругом бардак, сплошной бардак!

А мы чем хуже?

Рассветы штопаным бельём

Глядят уныло.

Так бытие

Сознанье нам определило!

...А женщина смотрит на грустный пейзаж в окне...

А женщина ждёт принца на белом коне...

Летят года, и ясно - не стоит ждать.

И никогда этим сказкам былью не стать...

Не стать...

А женщина ждёт. Это главный её талант –

Ждать, даже если сердце напополам

Разрывает тоска, и стирки запах теперь

Стал её ароматом. И это надо стерпеть.

Стерпеть...

А женщина ждёт. Страшней мировой войны

Для неё – в причёске найти следы седины.

А принцев, в принципе, нет – хоть этак, хоть так...

Женщина ждёт... А вокруг лишь бардак...

Бардак...

В номер входит Костя, у него в руках сверток. Он опускается перед Верой на колено и протягивает ей босоножки.

ОНА (потрясенно): Костя, Вы волшебник!..

ОН: Добытчик!

Вера скрывается в ванной. Костя тем временем садится к телефону, набирает номер.

ОН: Позовите руководителя оркестра? Он играет? Слышу, что играет. Громче, чем нужно. Позовите, это из отдела культуры, пусть подойдет. (пауза.) Романов беспокоит. Песню про курортные романы знаете? Следите за входом в зал, как только зайдет женщина в длинном сиреневом платье, прерывайте мелодию и начинайте играть. (пауза) Так надо! Вопрос политический! (пауза) Исполняйте.

Заходит Вера в новом платье. Костя восхищенно смотрит на нее.

ВТОРОЙ ДУЭТ ВЕРЫ И КОСТИ

КОСТЯ –

Ни к чему нам понапрасну тужить!

Будем жить, а иногда – выживать!

ВЕРА –

Ничего здесь не возможно купить,

Но возможно всё, что хочешь достать!

Много лет в стране царит

Дефицит!

Пропитал советский быт

Дефицит!..

КОСТЯ-

Кто имеет дефицит, тот - герой и фаворит,

Правит миром он и судьбы вершит!

ВЕРА –

С кремом масляным бисквит –

Дефицит!

Даже в шахтах антрацит –

Дефицит!

КОСТЯ -

Не имея дефицит, ты имеешь бледный вид,

В почках колики, артрит и колит.

ВЕРА -

И билеты на «Зенит» -

Дефицит!

И на памятник гранит –

Дефицит!

КОСТЯ -

Доставая дефицит, ты ужасно деловит.

А достанешь – молодец и джигит!

ВЕРА И КОСТЯ –

И москвич, и одессит,

И дурак, и эрудит –

Каждый хочет раздобыть дефицит!..

ВЕРА –

...Но не спрятать в сервант

И не сжать с утра в горсти

Дефицит любви

И нехватку радости...

КОСТЯ –

Не купить, не попросить...

ВЕРА –

Не достать, не обменять...

КОСТЯ –

И украсть любовь – не в масть...

Прости.

Вера и Костя выходят из номера. Свет гаснет.

КАРТИНА 4

1980 год.

ВИА 1980 г. (ОЛИМПИЙСКОЕ ЛЕТО)

Жизнь становится всё краше на земле советской нашей!

Мы на будущее смело и уверенно глядим!

Завоюем, если надо, все спортивные награды,

И тебе, Олимпиада, все рекорды посветим!

Чемпионам, чемпионам

Рукоплещут стадионы!

С тихой завистью мальчишки

Глядят!

И мечтает каждый мальчик,

Во дворе гоняя мячик,

Что дождется он заслуженных наград!..

Этим славным жарким летом не жалеют сил атлеты,

Чтобы всё, о чём мечтали, исполнялось наяву!

Над страною плещет гордо знамя мира, знамя спорта!

Едут люди доброй воли в олимпийскую Москву!

Чемпионам, чемпионам

Рукоплещут стадионы!

С тихой завистью мальчишки

Глядят!

И мечтает каждый мальчик,

Во дворе гоняя мячик,

Что дождется он заслуженных наград!..

Гостиничный номер с двумя кроватями. На стене плакат-календарь с олимпийским Мишкой. На столе – хрустальная ваза с 25-ю розами и торт, в котором горят пять свечей. Открывается дверь, входит Константин с Верой на руках. Он в костюме, она – в вечернем платье. Костя ставит Веру на пол. С двух сторон они одновременно задувают свечи на торте.

ОНА: Костя, у тебя талант по организации праздников, по тебе плачет отдел культуры ЦК.

ОН: При виде моей анкеты у твоих комсомольцев слезы высохнут сами.

ОНА: Да брось ты, у Брежнева самого жена еврейка, или брат жены. Нет, вспоминаю, муж сестры, то есть шурин.

ОН: Да, я знаю, в нашей стране евреи – такие же люди, как все. Только им чаще других приходится это доказывать.

ОНА: У меня для тебя подарок. Закрой глаза. (Достает из сумочки и надевает ему на руку часы.) Открой. С олимпийской символикой, такие нашим спортсменам дарили, — противоударные, и нырять в них можно на семь футов под килем. Я правильно футы указываю, товарищ камышовый моряк? Нравятся?

Константин рассматривает руку, на которой две пары часов.

ОН: Очень. Японские от советских уже на минуту отстают. Нет, действительно, нравятся, только потом браслет подрегулирую. (Снимает и кладет часы в карман.)

ОНА (расстроено): Так и знала, не понравились.

ОН: Буду носить, честное слово. Я тебе про Хельсинское совещание рассказывал? Нет? (Рассказывая, открывает шампанское) Выходят после заседания в холл перекурить Брежнев, Форд и Жискар Дэстен. Форд говорит: "Господа, после подписания заключительного акта в Европе начнется отсчет нового времени. Сверим наши хронометры", – и достает карманные часы на золотой цепочке. Щелкает крышкой, на крышке надпись: "Самому деловому президенту от бизнесменов Америки". Жискар достает свои: "Самому обаятельному президенту от женщин Франции". Брежнев – свои: "Графу Воронцову от графини Курагиной".

ОНА: Как ты не боишься эти анекдоты рассказывать? Тут же всё может прослушиваться. Один сероглазый товарищ говорил, что через телефон можно прослушать любое помещение, в котором он установлен.

ОН: Вера, не разглашай государственные тайны. И потом, за анекдоты уже давно не сажают.

ОНА: Не сажают, но визу закрывают.

АРИЯ КОСТИ «АНЕКДОТЫ»

КОСТЯ (поёт) -

Мы живём осторожно, молчим аккуратно.

Подозрительны лица, что часто смеются.

Но на кухоньках наших в шесть метров квадратных

Анекдоты у форточек вьются...

(Говорит) Вот, например...

Первомайская демонстрация. Дряхлые старички тащат плакат: "Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство".

К ним подходят ребята в штатском и говорят:

- Вы что, рехнулись? Когда у вас было детство, товарища Cталина еще на свете не было!

А старички отвечают:

- Вот за это и спасибо!

ВЕРА (с показным возмущением) – Костя!

КОСТЯ – Молчу, молчу!..

(Поёт)

Американцы любят счёт.

Французов к женщинам влечёт.

А мы усвоили еще в далёком детстве,

Что жизнь – забавный анекдот!

И хорошо смеется тот,

Кто умудряется смеяться без последствий!..

Под угрюмость обструганы наши портреты

От смурного досуга и скучной работы.

В стопках макулатурных томятся газеты.

Но на воле живут анекдоты!..

(Говорит) Вот, например...

Сталина вынесли из мавзолея и предложили разным странам взять его к себе. Никто, кроме Израиля, не захотел. Хрущев узнал об этом и говорит:

- Нет! Израилю не отдадим, а то еще воскреснет!

ВЕРА (с показным возмущением) – Костя!

КОСТЯ – Молчу, молчу!..

(Поёт)

Для немцев – пиво с колбасой.

Евреям – курочка с мацой.

А мы усвоили еще в далёком детстве,

Что жизнь – забавный анекдот!

Но хорошо смеется тот,

Кто умудряется смеяться без последствий!..

Ни нормально поесть, ни прилично одеться.

Воплощенье богатства - пайковые шпроты!

Вкривь и вкось всё давно в королевстве советском.

Но зато хороши анекдоты!..

(Говорит) Вот, например...

Брежнев выступает на заседании:

- Кто сказал, что я читаю по бумажке? Ха, черточка, ха, черточка, ха...

ВЕРА (с показным возмущением) – Костя!

КОСТЯ – Молчу, молчу!..

(Поёт)

Чапаев, Вовочка, Абрам

И Штирлиц с Чукчей входят к нам

В судьбу, как в дом родной, еще в далёком детстве!

Вся жизнь – забавный анекдот!

Но хорошо смеется тот,

Кто умудряется смеяться без последствий!..

Да, жизнь – забавный анекдот!

Но хорошо смеется тот,

Кто умудряется смеяться без последствий!..

ОНА: Помнишь Марину? (Костя смотрит непонимающе.) А, ты же ее не можешь помнить... Моя знакомая, с которой я должна была встретиться в ресторане, в Ялте, когда мы с тобой познакомились. Она в тот вечер не пришла — прощалась с курортным другом, местным работником горячего цеха.

ОН: Какого цеха?

ОНА: Горячего: в жаре, по колено в воде. Пляжный фотограф.

ОН: Теперь она ездит отдыхать только в Ялту?

ОНА: Представь, нет. Года три она ездила, а потом развелась и перебралась к нему. В школе преподает! Это после кафедры МГУ! Можешь себе представить?

ОН: Могу. А ты?

ОНА: А я – нет. Сменить мужа — начальника треста на пляжного фотографа! Москву – на провинцию...

ОН: Ну почему — "провинция"? Курорт. Вон какие дамы отдыхать ездят.

ОНА: Курорт — для тех, кто отдыхает. А зимой, что в Ялте, что в Сочи мертвый сезон. Жизнь заканчивается. Здесь надо, как растению, на полгода впадать в спячку...

ОН: Ну, а сама она что говорит?

ОНА (пожимает плечами): Говорит, что счастлива.

ОН (наливает в стаканы шампанское): Тогда давай за счастье.

ОНА: Кто-то меня убеждал, что в вопросах счастья он, как и Пушкин, атеист, и в него не верит.

ОН (со вздохом): Если бы мы пили только за то, во что мы верим, мы бы стали трезвенниками...

Выпивают. Константин достаёт из шкафа пакет.

ОН: Теперь твоя очередь глаза закрывать.

Вера зажмуривается. Он достаёт из пакета эротичную прозрачную ночную рубашку.

ОНА: Я должна это немедленно померить.

Уходит в ванную. Костя подходит на цыпочках к дверям и, убедившись, что заработал кран, быстро подходит к телефону и набирает номер.

ОН: Людочка, привет, это я. Да, всё в порядке, ещё на пару дней придётся задержаться. Ну, ты же знаешь, конец квартала, всегда аврал. Ириша спит? Что у нее в школе? (пауза.) А у тебя? (пауза.) Ладно, всё, целую, у меня всего одна пятнашка. Да, с автомата. Всё, завтра позвоню.

Костя обрывает один из бутонов и посыпает лепестками постель. Открывается дверь ванной.

ОНА: При свете в этом ходить нельзя. Выключай!

ОН: Эксгибиционизм в малых дозах полезен в любом количестве.

ОНА: Сейчас надену халат.

Костя подходит к выключателю и гасит свет. Некоторое время слышна песня:

«Жизнь становится всё краше на земле советской нашей!

Мы на будущее смело и уверенно глядим!..»

Картина II.

Утро. Вера одна спит в постели, Кости в номере нет. Раздается стук в дверь. Проснувшаяся Вера прячется под простыню. Дверь открывается, входит Костя с полотенцем, переброшенным через руку, как у официанта, и с подносом, на котором дымятся чашки с кофе.

ОН (ставит поднос на тумбочку): Эдуард Мане. Завтрак на тумбочке.

ОНА (пробует кофе): Индийский?

ОН: Обижаешь, бразильский.

ОНА: А ты почему в зарубежку не хочешь? Сколько раз тебе предлагала, один звонок – и ты в списке. Или жену отправь. Капстрану не обещаю, а Венгрию или Болгарию – без проблем.

ОН: Спасибо, мы еще родной край не изучили.

ОНА: Окажите мне любезность, укройтесь в ванной, мне тоже нужно позвонить на оставшуюся "пятнашку".

ОН: А подслушивать некрасиво.

ОНА: Ты настолько перевоплотился в верного мужа, что кричал в трубку, как на переговорном пункте. Даже если бы рядом был водопад, а не струйка из крана, тебя было бы слышно.

ОН: Ладно. Прекращаем партизанничать – звоним открыто. Давай!

ОНА – Нет. Я при тебе стесняюсь.

ОН – Хорошо. Я начну...

ДУЭТ КОСТИ И ВЕРЫ (ТЕЛЕФОННЫЕ РАЗГОВОРЫ)

КОСТЯ (в телефон) –

Это я! Алло! Приветик, Люда!

Да, дела идут, но как-то тяжко...

Пару дней я здесь еще пробуду...

Всё! Пока! Последняя пятнашка!

Здесь - сплошной аврал... Возьму нахрапом...

Справлюсь - не хватила бы кондрашка...

Ирку в попу поцелуй за папу!..

Всё! Пока! Последняя пятнашка!..

(Кладет трубку)

Где-то далёкие близкие наши

Ночь с пустотой разделяют опять...

Пропасть бездонная...

Ложь телефонная...

Голос не выдаст,

А глаз не видать!

ВЕРА (в телефон) –

Это я! Алло!.. Приветик, милый!

Заскучал?.. Ну, потерпи, бедняжка...

Кстати, семинар прошел уныло...

У меня последняя пятнашка...

Что Олежка - ходит аккуратным?

Там, в шкафу есть чистая рубашка...

Послезавтра прилечу обратно...

Всё. Пока. Последняя пятнашка.

(Кладет трубку)

Где-то далёкие близкие наши

Ночь с пустотой разделяют опять...

Пропасть бездонная...

Ложь телефонная...

Голос не выдаст,

А глаз не видать!

ВМЕСТЕ –

Будем хранить торопливость свиданий

И поцелуев ворованных ждать...

Фразы затёртые...

Шторы задёрнуты...

Голос не выдаст,

А глаз не видать!..

ОНА: Давай условимся... У нас с тобой стратегический паритет. На одну твою жену приходится один мой муж. Так было, так есть и так будет.

Костя молча наливает коньяк, разрезает арбуз, протягивает один стакан Вере. Выпивают, закусывают арбузом.

ОНА: Ну что, поедем сегодня куда-нибудь?

ОН: А мне казалось, что тебе путешествий и без меня хватает.

ОНА: Хватает. Но иногда так жаль, что тебя нет рядом... Знаешь, кстати, я как впервые за границу попала? Это еще в университете было. Включили меня в состав тургруппы в Венгрию. Ну, все как положено, утверждение характеристик, бюро райкома, медкомиссия... Посадили нас в поезд, на границе стали загранпаспорта выдавать – раньше не рискнули, чтобы мы их не потеряли.

ОН: Это мудро!

ОНА: ...Всех называют, а меня – нет. Руководитель группы отозвал меня в сторону: "У тебя какая фамилия?" Я говорю – Заречная, он: "Вот паспорт, фотография в нем твоя, а фамилия — Загорная. Варианта два: ты возвращаешься в Москву, человека, который ошибку допустил, конечно, накажут... И второй вариант: ничего никому не скажем, поедешь как Загорная". Понятно, что второй вариант мне понравился больше. А потом пограничники паспорта собрали, завели нас в таможенный зал и сказали заполнять декларации. А я свою новую фамилию вспомнить не могу! То ли Заславская, то ли Задорнова... Ну, думаю, все! В паспорте одна, в декларации – другая, в жизни – третья. Но – повезло, вспомнила. А в Москве меня друзья встречали. "Покажи, какой он, загранпаспорт? А почему у тебя фамилия другая?" Отвечаю: так надо!

ОН: Пианистка Кэт... Так ты в девичестве Заречная?

ОНА: Меня в университете еще Чайкой называли.

ОН: А я, кстати, в драмкружке Треплева играл. (Декламирует): "Женщины не прощают неуспеха!" Есть, кстати, легенда, что в чаек переселяются души моряков. Поэтому они всегда летят вслед за судном... Ты знаешь, я нашей первой встрече в Ялте сначала значения не придал. Потом неделя проходит, другая... И я сам себе удивляюсь – что это я все о тебе думаю? Был в Москве, в ресторанах оглядывался... Представлял, как случайно тебя увижу, приглашу на танец...

ОНА: Да, ты танцевал лучше всех. Но не это было главное. Главное, что ты ни на кого не был похож... И самое главное - не старался быть ни на кого похожим....

Вера обнимает Костю. Постепенно свет на сцене гаснет. Из-за окна доносятся шум набережной, крики чаек.

КАРТИНА 5.

АКТ 4-й

1985 год.

ВИА 1985. ЛАТЫШСКАЯ ПЕСНЯ

В старой Риге выпьем кофе без особых философий,

А проблемы и печали мы отложим на потом.

С чистым сердцем повторяя: «Sveiki, Латвия родная!..»,*

Будем слушать в Лиепае моря тихий шепоток!

И косы песчаной мимо

Я пройду на пару с милой,

Чтобы ей «Эс тэви милу!»**

Сказать!

Пусть останутся за кадром

Все прохладные закаты,

А рассвет сегодня вместе нам встречать!..

И волны балтийской брызги. И бальзам тягучий рижский.

Человек родной и близкий. Толстой вязки свитерок.

А потом судьба поманит снегом Сигулды крахмальным

И разгонит все тревоги свежий легкий ветерок!

И косы песчаной мимо

Я пройду на пару с милой,

Чтобы ей «Эс тэви милу!»**

Сказать!

Пусть останутся за кадром

Все прохладные закаты.

А рассвет сегодня вместе нам встречать!..

Красивый гостиничный номер "люкс". Большая двуспальная кровать. Хрусталь. В вазе, как всегда, 25 роз. Костя бродит по номеру, поправляет покрывало на кровати, смотрит на часы, проверяет, работает ли телефон. Обрывает лепестки одной из роз и бросает их на кровать. В дверь тихо стучат. Костя отворяет. В номер входит Вера, одетая с характерным шиком восьмидесятых. Не сказав ни слова, они сливаются в долгом поцелуе.

ОН: Я до последней минуты не верил, что тебе удастся вырваться.

ОНА: Если бы ты знал, чего мне это стоило! Пришлось даже маму подключить. Она дала в посольство телеграмму, врачом заверенную, что серьезно больна и хочет видеть дочь. "Товарищи" пошли нам навстречу, тем более что мы уже больше года в Союзе не были. Вчера утром в Москву прилетела – и сразу к своим девчонкам в "Спутник" звонить, они мне с билетом помогли. А ты как?

ОН: Обмениваюсь опытом с рижским портом.

ОНА: Ой! Я же твоей маме привезла... (роется в большой сумке, вытаскивает из нее какие-то пакеты и заглядывает в них) таблетки эти... Не могу найти. Как мама-то?

ОН: Врачи говорят – серьезного ничего нет, но в ее возрасте с этим не шутят.

ОНА: Да где же?.. Кошмар... Я их наверно в такси оставила. Искала кошелек, пакеты на сидение вынула... Надо звонить в таксопарк. (Садится к телефону, набирает номер.) Алло, девушка, добрый день! Вы мне не поможете, я в аэропорту... Что? Девушка, у меня один вопрос... Девушка!!!

Кладет трубку, растерянно смотрит на Костю.

ОНА: Она по-русски не понимает... Я в Риге не первый раз, и никогда такого...

ОН: Это смотря на кого нарвешься. Не переживай, сейчас все устроим. (Набирает номер. Говорит по-английски.) "Здравствуйте! Моя жена полчаса назад ехала из аэропорта в гостиницу "Латвия" на такси и забыла в машине пакет с лекарствами. Не поможете ли вы мне... О, да, гостиница "Латвия", номер 911. Да, буду очень благодарен". (Кладет трубку) Обещали привезти. К дуракам и иностранцам у нас по-прежнему относятся лучше, чем ко всем остальным.

ОНА: Как жаль, что ты не был в Америке... С твоим английским тебе было бы еще интереснее, чем мне.

ОН (подходит к Вере и крепко обнимет ее): Верка! Ты соскучилась?

Целует ее.

ОНА: Очень! Ну, что? Давай отметим встречу?

ОН: Сейчас все принесут. От этой гостиницы до морвокзала – ровно пятьсот метров. Согласно гениальной инициативе минерального секретаря зона в радиусе километра от вокзалов свободна от спиртного. Поэтому сейчас здесь – как в Саудовской Аравии. Только с многоженством задержка.

ОНА: Так у нас что, безалкогольная свадьба?

ОН: Вроде того. (Берет Веру за руку и надевает ей на палец кольцо.)

ОНА: Какая красота!

ОН: Вера, я подумал...

Стук в дверь. Костя выходит и возвращается с подносом, на котором стоят чайник и две чашки.

ОНА: Мы сегодня чай пьем, с бальзамом?

ОН: Нет, надеюсь, бальзам без чая.

ОНА: Что-то у нас... То коньяк из граненых стаканов, то бальзам из чайных чашек...

ОН: (Достает из портфеля красную папку, на которой золотом вытиснено: "Победителю социалистического соревнования") Позвольте вручить вам аттестат об окончании нашей десятилетки. (Читает.) За искусство любви – отлично, за конспирацию – пятерка. Верность – зачет. Десять лет! Ты понимаешь? Это же...

АРИЯ КОСТИ (1985 г.)

КОСТЯ –

Мне даже тревожно чуть -

Десятилетка чувств!..

Курортный роман

Превратился в прекрасную сагу.

Курирует Купидон

Гостиничный коридор.

И мне без тебя

Уже не ступить ни шагу.

Десять лет

Ты для меня – магнит!

Десять лет

Лето в душе саднит

Сладкой и долгожданной желанной

Раной...

Десять лет -

Краденные восходы...

А подсчитать –

Не наберется года:

Года – бок о бок, глаза в глаза...

Как странно...

Десять лет

Ты мужу готовишь обед...

Десять лет

Я делю вечера с женою...

Но десять лет

Я чувствую дальний свет –

Это твой силуэт

Парит надо мною...

Тебя поздравить хочу

С десятилеткой чувств

В казенном раю,

Где в саду все скамейки знакомы!

Приходим хоть раз в году

В приют для озябших душ!

А всё остальное

С лихвою имеется дома.

Но...

Десять лет

Ты для меня – магнит!

Десять лет

Лето в душе саднит

Сладкой и долгожданной желанной

Раной...

Десять лет -

Краденные восходы...

А подсчитать –

Не наберется года:

Года – бок о бок, глаза в глаза...

Как странно...

ОНА: Когда уже мое чудовище аттестат получит?

ОН: Что, у Олега в школе проблемы?

ОНА: Это мягко сказано! Нашел где-то нотный сборник, выучил "Боже, царя храни" и исполнил на уроке пения, да еще и подговорил весь класс при этом встать...

ОН: Что ты хочешь? Наши дети – первое непуганое поколение.

ОНА: А как твоя Ирина? Она же скоро школу заканчивает? Может, ей в Москве поступать? С университетом я бы могла помочь, у меня там половина сокурсников на кафедрах. Пусть с факультетом определится.

ОН: Пусть. Только она, по-моему, не в университет, а замуж собирается.

ОНА: В десятом классе? А за кого?

ОН: Встречается с одним мальчиком. Правда, они уезжать собираются. В Америку.

ОНА: По еврейской линии?

ОН: По армянской. У них дядя – миллионер в Лос-Анжелесе.

ОНА: По-моему, эмиграция – великое бедствие.

ОН: Я давно обратил внимание, что за ограничение рождаемости борются те, кто уже родился... Ты видела Брайтон? Пусть и она посмотрит. Сама, а не кто-то ей всю жизнь будет рассказывать. (Наливает.) Возвращается маленький крот в нору и говорит: "Что я видел! Трава зеленая, небо голубое, солнышко теплое. Папа, почему же мы живем под землей?" — "Здесь наша родина, сынок". Вот давай за нее и выпьем...

ОНА. Давай, диссидент.

ОН. Диссидентов у нас нет. Есть отсиденты и досиденты. (Выпивают.)

ОНА: Да, у меня для тебя — маленький сувенир!

Достает со дна сумки большую коробку и ставит на стол. Константин извлекает из упаковки видеомагнитофон.

ОН (ошеломленно): Вера, ну... Спасибо!!! Теперь будем устраивать закрытые просмотры. О! Тут кассета выходит автоматически. Знаешь, как у нас борются с тлетворным влиянием? Приходит милиция, выкручивает в парадном пробки. Потом с понятыми входят в квартиру, а "Эммануэль" еще в видике. Встать, суд идет! Пять лет за распространение порнографии.

ОНА (изумленно): А если не порнография?

ОН: Ну, тогда три года за пропаганду насилия.

ОНА: Сказали, что подходит к любым телевизорам, даже советским. Можем сразу проверить. (Достает из сумки две видеокассеты). Все на английском, хотя понятно и без перевода.

Костя начинает возиться с магнитофоном, вставляет кассету. Вера, тем временем, взяв халат, уходит в ванную. Костя подключает видеомагнитофон, раздаются характерные вздохи, и тут же в номере гаснет свет.

ОНА (испуганно): Костя, что случилось?

ОН: А это нас арестовывать идут.

ОНА: Ничего себе шуточки. Ты где? Я к тебе иду.

ОН: Встречаемся на кровати!

Вдруг включается свет, и выясняется, что в темноте Вера и Костя разминулись, прошли мимо кровати и идут в разные стороны. Увидев это, они начинают хохотать и падают на постель.

ОН: Да-а! А я уж думал – проверочка, и будет мне Верочка передачи носить.

ОНА: Ну, на то, чтобы передачи носить, у тебя есть жена.

ОН: Уже нет. Я развелся.

ОНА: Зачем?

ОН: Не зачем, а почему. Надоело. (садится и закуривает). Я уже в порту начал учить немецкий, а в отпуске подрабатывал гидом-переводчиком с гэдээровскими группами. И вот как-то летом в Сухуми веду экскурсию по обезьяньему питомнику. Экскурсовод рассказывает об одном обезьяньем семействе. "У этого самца есть две жены: одна любимая, вторая нелюбимая". А в немецком языке глагол "любить" — это "либен", а "жить" — "лэбен". И я под воздействием жары перевожу: "Дизес манн хат цвай фрау. Айн лебедингер, айн ун лэбендегер". То есть, одна жена живая, а другая – неживая. Тут и группа оживилась: "Покажи, - говорят, - какая из них неживая". А я так понимаю, что "нелюбимая". "Наверно, вот эта". Они говорят: "Она же движется". А я: "Ну и что, все равно неживая". Долго мы так объяснялись, пока я не сообразил, в чем дело. Хотя, если вдуматься, нелюбимая – она все равно, что неживая... Короче, выходи за меня.

ОНА: Я не помню, говорила ли я тебе об этом... но я замужем. И у меня с мужем нормальные отношения, мы живем вместе много лет, у нас сын, друзья, и я не понимаю, зачем что-то менять? У американцев есть поговорка: "Не надо чинить то, что не поломалось". Извини, но, по-моему, ты как раз этим и занимаешься.

ОН: Конечно, я не могу тебе предложить обкомовского распределителя и служебной квартиры с видом на Гудзон. Прав был Треплев: "Женщины не прощают неуспеха"... Но ты же сама говорила, что твой муж – слуга, и никакого не народа, а такого же слуги, только на ступеньку выше. И я не верю, что ты его любишь. Ты просто не хочешь терять все эти удобства, поездки... А я для тебя – просто мальчик по вызову, постельная принадлежность. Наши с тобой отношения — "Дама с собачкой"... сто лет спустя. Я – в роли собачки.

ОНА: Костя, это глупо. Любой брак – это два-три года счастья, а потом – мирное существование. И у нас с тобой было бы то же самое. Семья – это в конечном итоге домашние тапочки. А наши встречи – туфли на высоких каблуках. Ты хочешь лишить нас праздника? Через какое-то время ты станешь искать его вновь. И я тоже. По-настоящему мы любим лишь тех, кто позволяет нам оставаться самим собой. Не помню, кто это сказал, но я полностью согласна... А дети... Как им это объяснить? Нет. Пусть все будет, как было.

ОН: Прав был мой отец: жен меняют те, кто не умеет вовремя менять любовниц.

ОНА: Да пошел ты!

Уходит, хлопая дверью. Константин нервно ходит по номеру. Стучат. Константин бросается к двери, но через несколько секунд возвращается в номер с пакетом в руках. Вынимает из него коробочки с лекарствами, бросает все на стол и выбегает из номера. Через некоторое время, перебивая песню, звонит телефон. Гаснет свет и телефон звонит уже в темноте и тишине...

КАРТИНА 6я

1990 год.

Номер в стамбульской гостинице. С улицы доносится крик муэдзина. В номере разбросаны разнокалиберные коробки, в центре комнаты стоят два танка – детские игрушки с дистанционным управлением. Ваза с 25 розами. Входит Константин в элегантном костюме, в галстуке, с дипломатом. Подходит к телефону, набирает номер.

ОН: Олег Павлович, это Константин. Из Стамбула... Если мы сумеем отгрузить 300 тысяч, турки откроют аккредитив под 9 долларов за штуку, на 10 они не соглашаются... Девять пятьдесят тоже не дадут. Предоплату не сделают. Уже обожглись с ленинградцами. Хорошо. Перезвоните мне, я в "Диване". (Смеется.) Нет, это гостиница так называется.

Открывается дверь, заходит Вера. В руках у нее четыре больших пакета.

ОНА: Поздравь с обновками. За пять танков – кожаная куртка. Представляешь, прицепился ко мне один турок. "Наташа! Наташа! Зайди ко мне в магазин". Начал передо мной дубленки раскладывать. "Выбирай, любую подарю!" Такое впечатление, что они женщин никогда не видели... (Сбрасывает туфли, вытягивает перед собой ноги.) Ну, конечно, натерла.

ОН: Где? (Садится на корточки, берет Верины ступни в свои ладони.)

ОНА: Надела новые, думала, разносятся.

ОН: О-о-о... Похоже, придется тебе до конца поездки в тапочках ходить. Кто же на базар отправляется в новых туфлях? А может, ты не меня, а турков потрясти хотела? Признавайся?

ОНА (смеется): Признаюсь, признаюсь... Как твои переговоры? Контракт подписали?

ОН: До контракта еще торговаться и торговаться.

ОНА: Если за контракт пить рано, давай покупки обмоем.

Вера облачается в новую кожаную куртку и встает перед ним в эффектной позе.

ОН: Леди, вы неотразимы. Теперь перед вами не устоит ни один мужчина Константинополя. (Протягивает ей стакан).

ОНА: Из всего Константинополя меня интересует только один Константин, по фамилии Любимов. (Чокаются и выпивают.) Кстати, почему опять кровати раздельные? Ночевать хотелось бы вместе, а не рядом.

ОН: Не страшно. Свяжем полотенцами, как в Таллинне.

ОНА: Отлично. (Гладит рукой куртку). Мне иногда кажется, что я люблю модно одеваться, потому что всю юность проходила в перешитых маминых вещах... Мне бы домой позвонить. У Олега – ни дня без приключений... Я тебе не рассказывала, как его чуть из института не выгнали? К ним в группу направили кубинцев. Знакомиться стали. Один к Олегу подсел, с трудом фразу слепил: "Менья зовут Джордж". А тот: "А меня – Хозяин". Кубинец так и стал Олега называть. Однажды мимо декан проходил, услышал... Ну и все, скандал! Меня к ректору вызвали. "Расиста воспитали!"... Пришлось покраснеть, звонки из МИДа организовать. Отделались выговором. Я его спрашиваю: «В кого ты такой расист?!» А он: "Это не расизм... Просто захотелось, чтобы меня хозяином назвали. Вы с отцом ничего не скрываете? Может, у нас в роду графья были?"

ОН: Белый медвежонок спрашивает у медведицы: у нас в роду бурые медведи были? Нет, не было, все белые, до третьего колена. Мама, почему же я тогда так мерзну? А если серьезно, будущее сегодня – не в карьерных вузах, а в свободном плавании. Тогда его хозяином будут называть по праву, а не по глупости.

ОНА: В свободном плавании можно и утонуть... Ты билет купил?

ОН: Я на листе ожидания. Билета нет, но, кроме Веры, есть Надежда, что он появится. Ну что? Выпьем за тех, кто в море и за морем!

ОНА: Кстати, о тех, кто за морем. Как дочка? Как зять?

ОН: На то он и зять, чтобы взять. Дядя у него не миллионером, а мелиоратором оказался. Но ничего, принял хорошо. В общем, все довольны, все свободны.

ОНА: А ты не собираешься?

ОН: Нет, уезжать сейчас – архи-глупо! Такие возможности открываются!..

ОНА: Ты уверен, что тебя эта волна не сметет?

ОН: Ну, падать мне особенно некуда. Из порта я уволился, так что нищему пожар не страшен.

ОНА (пораженно): Ты же был без пяти минут зам. начальника порта!

ОН: Вот именно – без пяти. "Нужны новые формы. Новые формы нужны, а если их нет, то лучше ничего не нужно". А как у твоего мужа дела?

ОНА: Кресло под ним скрипит, но скрипучее дерево живет долго. (Берет трубку и набирает номер.) Алло! Мама? Мамочка... Слышно ужасно... Ты меня слышишь?.. Долетела нормально, поселилась с Мариной, в одном номере. Купила тебе прекрасный свитер. Недорого, за два театральных бинокля... Мама, позвони Рюриковичу и скажи, что у Марины все в порядке, просто она к нему дозвониться не может... Олежка как? Занимается? Ну и прекрасно. Все, мам, целую.

ОН: Рюрикович... Типичная еврейская фамилия. Это кто?

ОНА: Бывший пляжный фотограф. Оказалось, что фотографию он видит еще до снимка, за что и пригласили в "Огонек". Так что Марина уже дважды москвичка. И мой тебе совет: раз уж ты серьезно решил заняться бизнесом — перебирался бы в столицу.

ОН: Верочка, если человек делится яблоками, значит, у него есть яблоки. Если человек делится советами, значит, яблок у него нет...

ОНА: Костя, если задаться целью...

ОН: Это раньше были цели, теперь — мишени... Вер, ну что я буду делать в Москве? Облака красить? Кому я там нужен? Нет, буду строить капитализм "в глухой провинции, у моря"...

ОНА: А если серьезно? Снимем квартиру...

ОН: А как же твой муж? Или ты будешь жить на два дома?

ОНА: Мне кажется, что с мужем у меня те отношения, когда люди уже не могут быть вместе, но еще не могут врозь. А с тобой – наоборот: мы уже не можем друг без друга, но еще не решились быть вместе.

ОН: Вера, не помню, говорил ли я тебе об этом... но я женат.

ОНА: Да, на этой девочке... Ну, это смешно. И потом, это не я у нее мужа отнимаю. Мы с тобой встречались, когда ее еще на горизонте не было. Что ваши три года против наших пятнадцати? Да и детей у вас нет.

ОН: Пока нет. Она ждет ребенка.

ОНА: От кого?

ОН: Детей, как правило, рожают от мужа.

ОНА: Поздравляю... (Наливает себе виски). Ну что ж, дети – это прекрасно. Обидно только, что от тебя.

ОН: Вера, это смешно!

ОНА: Грустно, даже очень. Но все логично...

ДУЭТ ВЕРЫ И КОСТИ (ФИНАЛ 1-ГО АКТА)

ВЕРА –

Ты – это ты. Я – это я.

Муж - это муж.

И хватит об этом!

Просто представим, что Счастье на лето

(Будто бы - дачу) снимает семья.

Рядом со мной

Сядь, невенчанный мой...

Будет, что вспомнить зимой.

Ты – это ты. Я – это я.

Жены с мужьями

Для нас - остальные.

Выживем, счастья мгновенья шальные

Шумом прибоя в ракушке тая!..

Рядом со мной

Сядь, невенчанный мой...

Будет, что вспомнить зимой.

КОСТЯ –

Когда твоё имя во мне болит

И кругом идёт голова,

Я бормочу обрывки молитв,

Перевирая слова.

И насосавшимся комаром

День отлетает прочь.

И пусто в мире. А за окном

Грязною лужей - ночь.

И в этой луже – лови не лови –

Лишь будоражишь муть!

И простоквашу прокисшей любви

Лучше хлебать одному!

Не прибиваться к чужому столу,

Не ошиваться там,

Где каждый ворованный поцелуй –

Бритвою по губам!

Где задыхаешься в ласке ты...

Где нелюбимый дом...

Где губ оборванных лоскуты

Улыбку держат с трудом!

Туда, разгоняя тоску и боль,

И доводы все разбив,

Врывается Память о нас с тобой

И говорит: ЛЮБИ!!!

ВЕРА –

Нет, Костя...

Ничего у нас не будет с тобой.

Успокойся. Это просто мираж.

Первый ветер – и наступит покой.

Мы останемся при наших мирах...

КОСТЯ –

Ты права...

Мы останемся при нашей судьбе.

А чего её – голубу – менять?

Ни к чему нам этот гон, этот бег.

Будем врать да злые песни орать!

ВЕРА –

В суете давно бессмысленных дел...

В толкотне давно бесчувственных лиц...

КОСТЯ –

Ни к чему нам лес загадочный, где

Зайцы ждут, как избавленья, лисиц...

ВЕРА –

Филин ухает, влюбившийся в мышь.

И гадюка обнимает скворца...

КОСТЯ –

Кто-то входит в этот лес, да не мы.

Нам его не одолеть до конца...

Душу – в свитер, а шалаш – под замок!

Рыжей спичкой эта дурь догорит!

ВЕРА –

Скоро вытянет последний дымок!

Всё в порядке! Не болит! Не болит!

КОСТЯ –

Небо липкое на лица легло!

Но молитвы не спасут... Боже мой...

Ничего у нас с тобой не прошло...

ВЕРА –

Ничего у нас не будет с тобой...

КОСТЯ –

И снова...

Врать себе истово, врать тебе гладко,

Зло и запальчиво...

Взгляд твой подтаявшей шоколадкой

Щеки испачкает...

Будет привычно, будет банально,

Всё, что попросишь.

Ты улыбнешься и машинально

Прядку отбросишь...

Койка да тумбочка... Комнатка душная...

Заперты двери...

Дурочка, дурочка, что же ты слушаешь?

Что же ты веришь?..

ВЕРА –

Пусть не от страсти – где уж нам грешным-то –

А от отчаянья

Пальцы впиваются в плечи сгоревшие –

Лето кончается!..

Голову – в плечи... Портится вечер...

Дождика крапины...

Время залечит...

КОСТЯ –

Что там залечивать?!

Нет ни царапины!..

Всё это - глупости... Завтра, наверное,

Я уезжаю...

Ну, а сегодня – ближе, неверная!

Ближе, чужая!..

ВЕРА –

Да! Рядом со мной

Сядь, невенчанный мой!..

Будет, что вспомнить зимой!..

Костя и Вера обнимаются. Часы бьют полночь. Дверь номера распахивается, и через номер бодро маршируют челноки с клетчатыми сумками.

ЧЕЛНОКИ –

Время новое пришло!

Куртки, видики, стекло!..

Кто в эпоху не вписался – тем не повезло!

С новой начинай строки!

Нету места для тоски!

Всем на свете обеспечить смогут челноки!..

Челноки, челноки!

Едут, едут по Стамбулу наши челноки!..

АНТРАКТ

2й АКТ

КАРТИНА 7я.

1994 год.

Гостиничный номер, на одном из стульев лежит халат, возле стула — не распакованная дорожная сумка. Входит Константин с традиционным букетом и большим пакетом в руках. Вера бросается к нему, обнимает, они целуются.

ОН (несколько искусственно): Прекрасно выглядишь. Правду говорят: сорок пять – баба ягодка опять.

ОНА: Это любители сухофруктов придумали. Ну, ты меня сегодня удивил! Прилетела, стою в аэропорту, думаю, где же ты? Я первый раз в Одессе – а тебя нет! Расстроилась. Вдруг появляется молодой человек. "Вы – Вера Васильевна? Я вас сразу узнал". – "Каким образом?" - "Константин Александрович сказал, что самая красивая женщина на этом рейсе – Вы". Настроение резко улучшилось.

ОН: Да, когда ты вчера позвонила, что прилетишь, у меня уже была назначена встреча. Пришлось за тобой водителя отправить.

У Кости звонит мобильный.

ОН: Да!.. Да, Ниночка. Как долетели, хорошо?.. Жарко? Что делать, на Канарах холодно не бывает. Смотрите, не сгорите в первый день. Как Верочка? Полет хорошо перенесла? Ну, слава Богу. Хорошо, завтра созвонимся. Пока. (убирает телефон в карман.) Извини, жена звонила. Я их на солнышко отправил. Туда, где чисто и светло. Так что у тебя стряслось?

ОНА (смущенно): Почему сразу – стряслось? Может, просто соскучилась.

ОН: Ладно, за двадцать лет ни разу так не соскучилась, чтобы сюда прилететь.

Так что случилось-то?

ОНА: С Олегом неприятности. Влип в историю... Он был со своим другом, к ним пристала компания, началась драка. Олегу — пара синяков, а вот того парня избили, в больнице лежал. Конечно, заявили в милицию, – они знали тех, с кем подрались. Те пришли, упросили заявление забрать, пообещали оплатить лечение... Парень согласился, после больницы пошел за деньгами. В открытую не отказывали, но... В общем, закончилось тем, что он пошел к ним с угрозами. И не один, а с Олегом. Грозили серьезно...

ОН: С рукоприкладством?

ОНА: Клянутся, что без. А те на следующий день написали заявление – на Олега и его друга! И приложили диктофонную запись. Ребят начали таскать в милицию, предъявляют угрозы физической расправы, и самое серьезное – вымогательство...

ОН: А что твой муж? Не может дело уладить?

ОНА: Он пошел по друзьям, но иных уж нет, а те, что остались... "Да, поможем..." Никто не отказывает, но в результате – ноль. Пошли с конвертами, но и это непросто. То ли время такое, то ли мы не в те кабинеты попадаем... Сначала брать не хотели вообще.

ОН: О, как все запущено. Это сколько же вы давали, что ОНИ брать не хотели?

ОНА: Мне казалось – нормально, но вчера мы вышли на нужного человека, и нам назвали сумму... В нашей взятке не хватало нолика. Костя, я к тебе приехала... попросить денег. В долг, конечно. Они требуют срочно, а у нас... Есть машина, есть дачный участок, украшения... Но чтобы продать, нужно время. А деньги требуются к пятнице. Ты мне поможешь?

ОН: Успокойся, завтра деньги будут, сейчас только сделаю несколько звонков. Твой муж должен будет подъехать и забрать. Сколько?

ОНА: 100 тысяч.

ОН: Рублей?

ОНА: Если бы.

ОН (немного озадаченно): Странно, очень странно.

ОНА (испуганно): У тебя не получится?

ОН: Получится, но это будет завтра к вечеру. В одном месте в Москве у меня столько нет, а через границу я тебя с такой суммой не отпущу.

ОНА: Подожди, дай я домой позвоню, узнаю, как там. (набирает номер на мобильном.) Алло! Это я. С деньгами все решилось. Очень удобно. Ребятам как раз должны деньги в Москве, и их отдадут прямо тебе. Я перезвоню, скажу, куда подъехать... Что??? Но как же?.. Мы же обо всем договорились?!.. Что? Когда? Завтра? Нет, подожди... А откуда он это знает? Алло!!! Нет, я не... Нет, мне пока не звони, я тебя сама наберу.

ОН: Что случилось?

ОНА: У Олега на завтра повестка к следователю. Мужа только что предупредили, что его прямо там и заберут. Это катастрофа.

ОН: Ну что ты такое говоришь?! Так сразу и арестуют? Из-за такой ерунды? И денег не возьмут?!

Вера вскакивает, хватает вещи, которые уже успела вынуть из дорожной сумки.

ОНА: Я лечу обратно. Как звонить в аэропорт? Я поменяю билет.

ОН: Подожди, сядь, не суетись. Я позвоню кой-кому, только не из номера. Не знаю, как здесь с акустикой. (Рукой показывает на углы.) Все будет в порядке. (уходит.)

ОНА (Садится к телефону): Марина, привет! Да, долетела, в Одессе. Ну, ты знаешь, для всех я в Ленинграде. Прости, в Санкт-Петербурге. Костя нормально, но с Олегом – катастрофа. Муж сказал, что его завтра могут забрать... Если Олег попадет туда, я сойду с ума. (Поворачивается, видит Константина.) Мариночка, извини, я тебе перезвоню. (Кладет трубку.) Ну что?

ОН: Как говорят в Одессе, быстро поднятое не считается упавшим.

ОНА: То есть?

ОН: Арестовывать уже не будут. Теперь нужно дело закрыть. Незнание закона не освобождает от ответственности. А знание – освобождает... Адвокат у вас есть?

ОНА: Есть один знакомый...

ОН: Адвокаты делятся на две категории: одни хорошо знают закон, вторые – судью. Ваш – какой?

ОНА: Скорее, первый.

ОН: Не годится. (Снова садится к телефону, набирает номер) Как фамилия следователя?

ОНА: Паршивцев.

ОН: Я серьезно!

ОНА: Серьезно – такая фамилия.

ОН (в телефон): Привет, старик! У меня племянник в Москве попал в непонятку. Олег Тригорин... Да, да, того самого Тригорина... Следователь Паршивцев. Да нет, серьезно, такая фамилия. Бауманская прокуратура. Хотят пацану лапти сплести... Не берут... Цена вопроса?.. Годится, но чтоб совсем отстали. Береженого Бог бережет, а не береженого – конвой стережет... Нет, Коля, стараться надо дома с женой, а мне нужно закрытое дело. Раз пар со рта выпустил, значит, уплачу. Все. По твоему вопросу через неделю все решится. Жду звонка.

ОНА: Что значит: пар со рта выпустил?

ОН: В девятом классе у меня мама нашла нож. Настоящий. И сразу, с криком, отцу его отнесла. Зовут меня, думаю – прибьют. Отец сидит, рассматривает нож, и спокойно так спрашивает: "А ты им ударишь?" Я говорю: "Не знаю. Если кто-то нападет – может быть". Отец протягивает его мне и говорит: "Если ударишь – носи, а если не уверен – то не надо, потому что ударят тебя". Я это запомнил на всю жизнь. Поэтому перед тем, как что-то говорить – то есть выпускать пар со рта... (Раздается звонок мобильного.) Да! Вопросов нет. Витя сегодня же привезет деньги... Точно - Тригорин? Семьдесят третьего года рождения?.. Ты не путай теплое с мягким... Много будешь знать, не дадут состариться... Смотрящий сказал? Понял. Спасибо. До встречи в эфире. (Кладет трубку. Вере.) Извини, мне нужно еще раз выйти. (Выходит из номера.)

ВИА 1994

ПЕСНЯ Об ОДЕССЕ

Что за дворики в Одессе: дяди Мони, тёти Беси,

И пацанки с Молдаванки, и Привоза суета!

Если хочите вы песен – их имеется в Одессе,

Только, чтобы их услышать - таки надо знать места!

«Добрый вечер, тётя Хая!

Вам привет от Мордехая!..»

Эта песенка простая -

Навек!

Если счастлив ты, гуляя

И про Хаю напевая,

Значит, ты уже – одесский человек!..

Башмаки со страшным скрипом и усмешка Бени Крика,

Стоязыкий, многоликий удивительный народ,

И закаты над лиманом – это всё Одесса-мама!

Кто уехал, горько плачет, кто остался – тот поёт!

«Добрый вечер, тётя Хая!

Вам привет от Мордехая!..»

Эта песенка простая -

Навек!

Если счастлив ты, гуляя

И про Хаю напевая,

Значит, ты уже – одесский человек!..

Пока звучит песня, Вера наливает в стакан водку, выпивает. Звонит ее мобильный. Заходит Костя.

ОН: Есть две новости. И обе плохие. Дело закроют. Но, во-первых, он должен тикать из Москвы. Все равно куда, не меньше, чем на пару лет. Во-вторых, ты ошибаешься. Он не просто влип, как благородный мальчик, за компанию с другом, а уже давно на учете как член устойчивой преступной группировки – это по-протокольному.

ОНА: Это не правда...

ОН: Когда мне об этом сказал опер, я не поверил, но потом подтвердили авторитеты. Твой сын больше года назад связался с группой, за которой — несколько серьезных афер. Трупов на них нет, но кинули многих, в том числе и блатных. За ними давно смотрели, но взять было не на чем. А тут эта детская история с "вымогательством": пальцы веером расставил, по фене ботал... В нее и вцепились. Главное – закрыть, а там разговорится. Поэтому милицейский следователь от ваших денег и отказывался – знал, что все на контроле у ФСБ.

ОНА – Ох, детки, детки... Что ж вы с нами делаете?..

КОСТЯ –

В любой семье отыщется всегда

Дверной косяк. Зарубки – по годам...

Их цель для всех понятна и проста:

«Расти, сынок!.. Дочурка, подрастай!..»

ВЕРА –

Стремясь узлы распутать на шнурках,

В ангину грея чашку молока,

Родители всегда твердят одно:

«Расти, дочурка!.. Подрастай, сынок!..»

КОСТЯ –

«Расти скорей!..» - целуем перед сном.

И вот детишки вырастают, но...

КОСТЯ и ВЕРА –

Большие детки –

Большие бедки...

На косяке дверном заметки прежних дней...

Большие детки –

Большие бедки...

И карусель проблем несётся всё быстрей!..

Большие детки –

Большие бедки...

Какой стеной вас от проблем отгородить?..

Большие детки –

Большие бедки...

А мы всё ищем, где соломку подстелить!..

Большие детки –

Большие бедки...

Зачем мы вас так торопили подрастать?!

Большие детки –

Большие бедки...

А дальше - внуки! И по кругу всё опять!..

ОН: У тебя есть варианты, куда услать Олега?

ОНА: Сложно сказать. Брат двоюродный в Питере.

ОН: Что делает?

ОНА: Главный инженер на...

ОН: Не пойдет. Я заберу Олега к себе на фирму. Звони пацану, говори, чтобы собирал вещи. И из дома – ни ногой!!! Ни к каким друзьям! Я сегодня созвонюсь со своим человеком в Москве, он возьмет билеты на самолет, завтра утром заедет за Олегом, и — сюда. Ты согласна?

ОНА: Конечно, согласна...

Костя обнимает Веру.

ОНА: Нет, Костя, ты иди... Я что-то устала, у меня критические дни... В прямом и переносном смысле. Давай завтра... Я отдохну, приду в себя...

ОН: Хорошо. А потом я съезжу в аэропорт, встречу Олега и привезу его сюда.

ОНА: Договорились. Иди.

Костя целует ее и уходит. Вера берет телефон и набирает номер.

ОНА: Алло! Добрый вечер. Девушка, мне нужен билет на завтра, на Москву, на семичасовой. (Пауза.) Нет? На лист ожидания? Девушка, мне очень нужно улететь этим рейсом. Я вас прошу. Я отблагодарю. (пауза.) Тригорина Вера Васильевна. (Ждет.) В какую кассу? К Свете? Спасибо.

АРИЯ ВЕРЫ (1990 г.)

ВЕРА –

Женщины всей земли,

Как говорят предания,

Вписаны в длинный лист

Ожидания...

Ждём, что из тысяч лиц

Нам уделит внимание

Тот, кто читает лист

Ожидания...

Осень в моём саду...

Жду, жду, жду...

Справлюсь. Не упаду.

Жду, жду, жду...

В глупых дел череду

По привычке войду...

Жду, жду, жду...

Шепот ночных молитв...

Краденые свидания...

Стёрся по сгибам лист

Ожидания...

Тают дымком вдали

Бабские причитания.

Комкают пальцы лист (2 раза)

Ожидания...

Радость или беду

Жду, жду, жду...

Где я Судьбу найду?..

Жду, жду, жду...

Дым невеселых дум...

Мимо себя бреду...

Жду, жду, жду...

Будней бесцветных слизь.

Тихое увядание.

Небом забытый лист...

Ожидания...

Боже, скомандуй: «Пли!»

Освободи от страдания!

...Втоптанный в слякоть лист (2 раза)

Ожидания...

Осень в моём саду...

Жду, жду, жду...

Справлюсь. Не упаду.

Жду, жду, жду...

В глупых дел череду

По привычке войду...

Жду, жду, жду...

КАРТИНА 8я

1998 год.

1998 г. (ПЕСНЯ ГОНДОЛЬЕРОВ)

По Венеции скольженье... Отраженья... Отраженья...

Здесь игра воображенья превратилась в карнавал!

Танец масок полупьяный... Запах водорослей пряный...

А потом закат багряный сбросит плащ на Гранд-Канал!

Золотой узор камзола...

Волны плещутся у мола...

Над водою баркарола

Плывёт!

И печали в этой песне

Растворяются неспешно...

Всё проходит... Всё проходит... Всё пройдёт...

Нам, по сути, надо мало: чтоб беда не донимала,

Чтоб на площади Сан-Марко мы кормили голубей.

Чтобы нас волна качала у старинного причала.

Чтобы чайка нам кричала о любви и о судьбе...

Золотой узор камзола...

Волны плещутся у мола...

Над водою баркарола

Плывёт!

И печали в этой песне

Растворяются неспешно...

Всё проходит... Всё проходит... Всё пройдёт...

Номер в венецианской гостинице. В вазе, как обычно, 25 роз. На столике ведерко с бутылкой шампанского, бокалы и блюдо с устрицами, обложенными льдом. В номер входят смеющиеся Вера и Костя в вечерних костюмах. В руках у них карнавальные маски.

ОН:

Что устрицы? Пришли! О радость!

Давай, смеющаяся младость

Глотать из раковин морских

Затворниц жирных и живых!

ОНА (с опаской рассматривая раковину): А жемчужины в них не попадаются?

ОН: Тебе нравится жемчуг?

ОНА: Да. Настоящие жемчужины – теплые и нежные.

ОН: А искусственные?

ОНА: У женщины моего возраста зубы уже могут быть искусственными, а драгоценности – только настоящими.

ОН: Надо же – мы с тобой в Венеции! Здесь хочется быть счастливым и не думать о проблемах. Отключим телефоны и... включим их аж... (смотрит на часы) через пятнадцать минут.

Они отключают мобильники.

ОН: Теперь закрой глаза.

Вера послушно закрывает глаза. Костя достает из внутреннего кармана изящный футляр, из футляра жемчужное ожерелье и надевает его Вере на шею.

ОН: Открывай!.. Нравится?

ОНА: Костя!.. Это то самое, на которое я любовалась в витрине? Когда же ты успел его купить?

ОН: За те два часа, пока ты мерила шляпки и пеньюары.

ОНА: Спасибо!

Обнимает и нежно целует Костю. Они возвращаются к столу, Костя наливает шампанское, но Вера, взяв бокал, не садится за стол, а возвращается к зеркалу.

ОН (с иронией): Столик к зеркалу передвинуть?

ОНА: Не надо... (Любуется ожерельем) "Она его за муки полюбила, а он ее – за состраданье к ним". Это, кстати, все здесь происходило.

ОН: Кстати, никогда тебя не спрашивал – как ты познакомилась со своим мужем?

ОНА: А я тебе рассказывала: на пограничной станции. Он был тем руководителем группы, который на свой страх и риск провез меня "нелегально" через границу. Еще пошутил: "Ну, раз Вы – Заречная, то я как Тригорин не имею права оставить Вас на перроне". (возвращаясь к столу): Какие планы на завтра?

ОН: Если хотите рассмешить Бога, поделитесь планами на следующий день... Дел – масса. (Задумчиво). Надо мрамор посмотреть, маме на памятник...

ОНА (оторопев): Костя?... Когда?.. Я же ничего не знала!

ОН: Да нет, слава Богу, мама жива-здорова. Она меня давно просит мрамор купить и памятник сделать - "От скорбящих детей и внуков". Я испугался, решил, что она уже... того... Пошел к врачу знакомому. А тот смеется: ты от моды отстал. Сейчас многие так делают. "МММ" всяких боятся, вот и нашли, во что средства вкладывать.

ОНА: Да, любит их поколение проснуться среди запасов... Ты бы видел, как они крутят бутыли с помидорами и огурцами каждое лето!.. А весной не знают, кому их раздать. Но памятник – это, по-моему, слишком!..

ОН: Меньше будет переживать, как мы ее на тот свет проводим — дольше на этом задержится.

Костя снова наполняет бокалы шампанским.

ОНА: За что пьем?

ОН: В Париже была куртизанка, брала за визит миллион франков. Однажды в ворота ее особняка постучал молодой человек в потертых джинсах, с рваным портфелем. Служанка долго не впускала, но он открыл портфель, в котором был аккуратно уложен миллион. Утром хозяйка обратилась к нему: Жан, я без ума от тебя, но ты не похож ни на нефтяного магната, ни на сына мультимиллионера. Ты права, Жаклин, – отвечал он, – я бедный студент, член ассоциации студентов, в которой – миллион человек. Мы скинулись по одному франку и разыграли визит к тебе в лотерею. И я выиграл. Жан, сказала Жаклин, я не хочу, чтобы наши отношения носили корыстный характер. И вернула ему один его франк. Так выпьем же за бескорыстных женщин!

ОНА (шутливо): Да-а... Такого я от тебя не ожидала. Но... (с особым ударением) за успех женщина может ПРОСТИТЬ многое. А ты – человек удачи. В тебе это было всегда. Только не все видели.

ОН: А что так торжественно, как на гражданской панихиде? Или мы прощаемся? Я против. Давай лучше выпьем за то, что мы с тобой за три дня ни разу не поссорились! Это наш личный рекорд!

Чокаются, выпивают.

ОНА: Кстати, ты так и не показал последние фотографии моей тезки.

Костя достает из сумки пакет с фотографиями, протягивает Вере.

ОН: Когда Верочке было года четыре, остался я с ней в воскресенье один на один, что бывало крайне редко. Стал сказку читать. Дочитали одну книжку, беру другую, а Верочка мне с таким сомнением: "А ты и другую читать умеешь?"...

ОНА (рассматривает снимки): Хорошенькая. Ты будешь смеяться, но мне кажется, что она похожа на меня.

ОН: И не сомневайся. Хочу их с Ниной сейчас в Швейцарию отправить. Отдохнут, а потом, может, Верочку там в частную школу отдадим.

ОНА: А Нина? С ней останется?

ОН: Наверное.

ОНА: А ты? Останешься в Одессе один?

ОН: Буду к ним летать. Мне нужно дописать роман "Как продавалась сталь". А потом если получится – буду писать второй том: "Как продавалась нефть.

ОНА: Хочу выпить за тебя. Поблагодарить за сына. Ты его спас. Спасибо тебе.

ОН: Дорогая, это тебе спасибо за сына. Он быстро все схватывает. Из формулы "Товар-Деньги-Товар-Деньги-штрих" иногда убирает товар, что дает поразительный эффект. Так что, неизвестно, кто кому большее одолжение сделал – я тебе, или мне... следователь Паршивцев. Давай за детей, внуков и родителей.

ОНА: Не хочу списком. Давай за детей отдельно. (Выпивают.) А как у твоей Иры дела?

ОН: Внуку уже два года. Но что-то у них там не ладится. По-моему, они хотят вернуться.

ОНА: Нет, такого не бывает! Из Штатов – к нам?! Зачем же тогда ехали?

ОН: "Все побежали – и я побежал"... В то время Штаты казались раем! Не то, что она, – взрослые люди не понимали, кому нужно ехать, а кому там делать нечего.

ОНА: Жаль. А мне в свое время в Америке понравилось.

ОН: Не надо путать туризм с эмиграцией.

ОНА: Костя, я что хотела предложить... У мужа сейчас дела пошли в гору. Он может для тебя... ну, в смысле, для фирмы, где работает Олег, устроить несколько выгодных контрактов. Давай я его попрошу...

ОН: Помню, как бабушка вареники в миске перетряхивала. Так и с номенклатурой: тряхнули – и он на дне, еще разок – и он наверху. Главное – из миски не вылететь... Хотя твой в варениках с комсомола, такие не вылетают. В теннис играет?

ОНА: Да, ну и что?

ОН: А если следующий президент будет с шестом прыгать, твой тоже научится?

ОНА: В данном случае я не уверена, что надо ревность смешивать с рентабельностью. Нет – так нет. Мне просто хотелось как-то отблагодарить тебя за Олега, чем-то помочь...

ОН: Мне не нужна помощь. Мне надо, чтобы мне не мешали! Ну что? 21.00, пора включаться.

Включают мобильники. В этот момент почти одновременно звучат две разных мелодии (Моцарт и Бетховен) – звонки телефонов. Вера и Костя берут мобильные и почти одновременно произносят: Не может быть!

ОН: Он же там руку, голову или еще что-то на рельсы клал. Говорил – девальвации не будет. (пауза.) Как они это называют? Дефолт? Ну, понятно, после этого можно и в отставку. Да, нашли кому верить... (отключает телефон).

ОНА: Костя, что такое дефолт?

ОН: Это когда прощают тем, кому должны. (Достает из бара коньяк, наливает полный фужер, выпивает залпом). Поймал новый русский золотую рыбку. Она ему – загадай желание. Он: хочу, чтобы у меня все было! Рыбка хвостиком махнула и говорит: у тебя все было... Все придется начинать заново. Олигарха из меня не вышло. Может, кому-то понадобится специалист по сбору выбитых зубов поломанными пальцами? Да... Самое время идти за мрамором. Может, он мне раньше, чем маме, пригодится. И похоронят меня по третьему разряду. Это когда покойный несёт венки за гробом сам.

ОНА: Костя, не нервничай, обойдется. Ну, не в первый же раз!..

ОН: Боюсь, что ТАК – и в первый, и в последний.

Выпивают. Закусывают лимоном. Снова раздается мелодия мобильного.

ОН (расстроенным голосом): Да, Олег, я не в Милане. В Венеции. Да, уже знаю. Почему не было связи? Мобильный упал в канал. Пока ныряли, прошли сутки... А что бы это изменило? Что? Продал?!! Сколько-сколько? Когда? Ты – умница. Титан, мать твою... (осекается, смотрит на Веру) ...на пьедестал поставить. Завтра начнем скупать. Ранней птичке – червячок, второй мышке – сыр. Я думаю, что через год эти бумаги поднимутся! Ва бене, чао! (Кладет мобильный на стол) Торпеда мимо прошла. Нет, конечно, потеряли много, но по сравнению с тем, что могло быть, не продай Олег вчера контрольный пакет... Сам! На свой страх и риск. Чутье у него!.. Были у вас в роду, все-таки, бурые медведи! Недаром он "Боже, царя храни" в седьмом классе распевал. Такой мальчик-паинька!

АРИЯ КОСТИ «КАК ЗВЕРЬ!»

Мальчики-паиньки, мальчики-умницы

Знают прекрасно

Школьные темы,

Но не знакомы с законами улицы,

А в результате -

Проблемы!

Чтоб не сломаться, должен любой

Не игреки или иксы,

А эти законы знать назубок!

Если точнее – на фиксу!

Итак!..

Будь осторожен,

Как зверь

И только себе

Верь.

Если в глазах

Страх, -

Будешь

Не при делах!

Даже оставшись

Без сил,

О помощи

Не проси!

Держись

Подальше от стай.

А, если упал –

Встань!

И если в руке

Нож,

Ты не болтаешь –

Бьёшь!

Это судьба

Ребят:

Если не ты –

Тебя!..

Наливает шампанское в бокалы, протягивает один Вере.

ОНА: За детей!

ОН: За таких можно и два раза!

Обнимает Веру. Они целуются.

КАРТИНА 9

2001 год.

Половина сцены затемнена. На второй половине – гостиничный номер. Вера сидит в легком халатике, листает журнал, посматривая на часы. Звонит телефон. Вера хватает тркбку.

ОНА: Алло!.. Олежек? Привет. Да, у меня все отлично. Море, солнце, грязи... Чисто? Ну, не так, как в Бельгии, где лошади по городу в памперсах бегают, но и не Стамбул. Температура 37 в тени. Правда, тени нет... Увидимся – расскажу подробнее. У тебя-то как дела? Где шеф? Из Нью-Йорка? Сюда? Ну, Израиль маленький, но не настолько, вряд ли мы встретимся. Тем более, я через два дня улетаю домой. Да, папе звонила. Готовится к юбилею. Кстати, папа мне сказал, что ты собираешься в командировку. Один? Снова с Ириной? Олег, мне это не нравится. Во-первых, крутить роман с дочкой начальника – не самая хорошая затея. А во-вторых... Во-вторых — она замужем... Как это – ну и что? Тебе нужны такие отношения?.. Какие – такие? Прятаться, придумывать... Счастье с ложью пополам... Откуда я знаю? Из газет! Олежек, я прошу тебя, не торопись. Все, целую тебя, увидимся в пятницу в Москве. Пока.

Кладет трубку, смотрит на часы. Снова телефонный звонок. Вера хватает трубку.

ОНА: Алло! Олежка, ты?.. Что? Какой телевизор? Зачем? Что в Нью-Йорке?

Кладет трубку и включает телевизор. Слышен грохот, вой пожарных машин, сирены полиции, диктор говорит на иврите. Вера бросается к телефону, набирает номер.

ОНА: Марина?! Ты видела этот ужас? Я собиралась Костю встречать, он из Нью-Йорка должен был вылететь час назад. Набираю, а связи нет... Марина, я по этим новостям ничего толком понять не могу. Что там? Боже!.. Мариша, я буду его набирать, но если ты что-то узнаешь, очень тебя прошу, позвони!

Кладет трубку, минуту сидит, сжав голову руками, потом опять набирает номер. Безрезультатно. Ходит по номеру. Снова садится к телефону.

ОНА: Алло! Олежек? Это я. Олег, ты с Константином Александровичем созванивался? Нет связи? Если вы созвонитесь, набери меня, а то я волнуюсь. Хорошо? Спасибо, я буду ждать.

Кладет трубку. В этот момент раздается сигнал мобильного.

ОНА (кричит): Да! Да, Костя! Ты где? Где? Я тебя почти не слышу! Что? Да, я жду! Да! Костя!

На второй половине сцены зажигается свет. Теперь на сцене – два гостиничных номера. Во второй номер входит Костя. Он набирает номер на мобильном телефоне.

ОН: Верочка! Это я, да. Солнышко, не плачь. Все хорошо. Со мной все в порядке. Нет, я рядом с этими небоскребами не был. Не надо больше плакать, хорошо? Дай маме трубочку. Нина! Нин, ну хоть ты не плачь. Рейс отменили, я в гостинице. Нет, ничего пока не знаю. Я тебя тоже. Нина, у меня мобильник садится, надо зарядить. Не волнуйся, все будет нормально. Через пару часов узнаю, когда вылечу, и сразу перезвоню. Целую.

Костя снова набирает номер на мобильном. На второй половине сцены Вера с телефоном в руке.

ОН: Вера! Со мной все в порядке...

ОНА: Костя, как ты, что происходит?!

ОН: Я уже был в самолете, два часа не давали взлета... Потом нас вывели, и тогда мы уже все узнали. Тут просто конец света, ничего понять невозможно. Вера, я тебя люблю.

ОНА: Костя, я люблю тебя. Я тебя жду!

ОН: Боюсь, что не смогу вылететь не только сегодня, но и завтра. Тут все рейсы отменены. Сколько это продлится – не знаю. Тебе нужно поменять билет на понедельник.

ОНА: Костя... У мужа через два дня юбилей...

ОН: Я прошу, дождись меня.

ОНА: Я не могу, никак не могу.

ОН: Вера, я никогда тебя не просил, но сейчас... Ты не представляешь, что здесь происходит. Мне очень нужно тебя увидеть.

ОНА: Костя, родной, я тебя прекрасно понимаю, но пойми и ты меня — у мужа юбилей, как будет выглядеть, если я не прилечу? Как я это объясню?

ОН: Да, ужасно! Не попасть на мероприятие, где будут такие гости! Вера, ты же только что говорила, что ждешь меня.

ОНА: Да! И, кстати, жду здесь уже несколько дней. Ты же должен был прилететь еще три дня назад, но у тебя нашлись дела поважнее нашей встречи!

ОН: Я задержался всего на один день, а потом не было билетов, меня поставили на лист ожидания...

ОНА: Все наши с тобой отношения – это лист ожиданий. Пока я не могла до тебя дозвониться, я клялась себе, что если встретимся – уже никуда тебя не отпущу. И мы всегда будем вместе. А теперь понимаю, что ничего не изменится... Костя, я очень тебя люблю. Я боюсь за тебя. Я хочу быть с тобой рядом. Но в пятницу я буду в Москве. (Пауза). Костя, почему мы все время ссоримся?

ОН: Меня больше удивляет, почему мы все время миримся...

Вера наливает себе водку в рюмку, которую держит рядом с трубкой.

ОН: Что там у тебя булькает? Ты что – пьешь?! Без меня?

ОНА: Как раз с тобой. Я же слышу, что у тебя в номере что-то позвякивает... У меня водка...

ОН: У меня — виски. Первый раз мы вдвоем пьем разное.

ОНА: До сих пор одновременно мы пили за встречу. А сегодня за что?

ОН: За встречу. За нашу первую встречу в Ялте.

ОНА: В прошлом веке... В стране, которой больше нет.

ОН: Но Ялта осталась. И будет.

ОНА: Ну, тогда давай за Ялту.

Одновременно пьют.

Привет!

дуэт Веры и Кости с участием ансамбля

ВЕРА:

Привет, всегда родной мне человек.

Мы вместе продышали эти годы,

Которые нам отпустил наш век.

В нем были радости, печали и невзгоды,

В нем было вкусно, страстно и тревожно,

И счастье было с ложью пополам.

Поверь - забыть все это невозможно,

Как невозможно жизнь прожить без ран...

ПРИПЕВ:

АНСАМБЛЬ

Ах, время, время, времечко

Как молоток по темечку

Звучит мотив у Верочки

Хочу любимой быть!

И жизнь вполне комфортную

Ведет – почти курортную

Но ведь душа – как мертвая –

ВЕРА: А я хочу любить...

КОСТЯ:

Бывали даже слезы на глазах.

И дни, и ночи, встречи, разговоры,

И расставанья в дальних поездах.

Летели мимо города, моря и горы

И годы пролетели как мгновенье

Казалось - все мы сможем поменять...

УВЫ!

Осталось нам лишь ветра дуновенье,...

И жажда целовать тебя опять...

ПРИПЕВ

КАРТИНА 10я

Наши дни

ВИА (ПЕСНЯ О СВАДЬБЕ)

Наши первые свиданья... У подъезда ожиданье...

Рук несмелое касанье – воплощением мечты!

А потом – Судьбы решенье! И чудесное мгновенье -

Ждать любимой появленья из-за облака фаты!

Свадьба! Свадьба!.. Тосты, тосты!..

И смеющиеся гости

Неустанно будут «Горько!»

Кричать!..

Проживём, не зная горя!

И окажется, что скоро

Надо свадьбу золотую отмечать!..

Одинокие, пустые дни умчались холостые.

Умиляются родные, удивляются друзья:

Были девушка и парень, по ночам гуляли в парке,

А сегодня стали парой под названием семья!..

Свадьба! Свадьба!.. Тосты, тосты!..

И смеющиеся гости

Неустанно будут «Горько!»

Кричать!..

Проживём, не зная горя!

И окажется, что скоро

Надо свадьбу золотую отмечать

Современный гостиничный номер. На стене висит плакат-календарь текущего года. На сцене – Вера, она примеряет перед зеркалом красивое длинное платье сиреневого цвета. Затем садится у телефона, набирает номер.

ОНА: Аркадий Сергеевич? Здравствуйте, это Вера Васильевна. Да. Мы определились с количеством. Будет 30 человек. Мне никогда не нравились свадьбы на сотню гостей, где никто никого не знает... Да, икру обязательно подать в ледовых вазах. И проследите за телятиной. Всего доброго.

В номер заходит Константин в красивом костюме с бутылкой шампанского и букетом роз.

ОН: Поздравляю тебя...

ОНА: Двадцать пять... А я думала, за всей этой суетой ты и не вспомнишь.

ОН: Такую круглую дату – и забыть! Тридцать лет. Больше, чем роз в букете.

АРИЯ КОСТИ (30 лет...)

1.

Жил, кружил, делал дело,

Менял коней...

Тридцать лет пролетело,

Как тридцать дней...

В суете бесконечной

Остался с ней -

Той невенчанной, вечной,

Женой моей!..

Припев:

Родная моя, красивая,

Среди передряг любых

Спасибо тебе, спасибо

За долгое эхо Судьбы!

За промахи и за везение,

За слабость мою и силу,

За гибель и за спасение

СПАСИБО!..

2.

Уставал до предела,

Друзей бросал...

Тридцать лет пролетело,

Как полчаса!

Кудри тронуло мелом.

Но старость – бред!

Тридцать лет пролетело –

Прекрасных лет!

Припев:

Родная моя, красивая,

Среди передряг любых

Спасибо тебе, спасибо

За долгое эхо Судьбы!

За промахи и за везение,

За слабость мою и силу,

За гибель и за спасение

СПАСИБО!..

ОН: Давай выпьем!

ОНА: Без тоста?

ОН. За последнюю любовь.

ФИНАЛЬНЫЙ ДУЭТ КОСТИ И ВЕРЫ.

ВЕРА –

Храни меня, последняя любовь!

Храни меня, последняя надежда!

Падут все боги, рухнет мир, но прежде

Храни меня, последняя любовь!

КОСТЯ –

Храни меня, последняя любовь!

Сегодня раб вчерашний повелитель!

Пусть зарастают храмы повиликой,

Храни меня, последняя любовь!

ВМЕСТЕ –

Нас от тоски и скуки заслони!

Храни, храни, храни!..

ВЕРА –

Храни меня, последняя любовь!

Как созревают винограда грозди,

Так зреет страх в напрасной этой просьбе:

Храни меня, последняя любовь!

ВЕРА И КОСТЯ –

Храни меня, последняя любовь!

Потрескаются мраморные плиты.

Но есть четыре слова для молитвы:

«Храни меня, последняя любовь!..»

ВМЕСТЕ –

Своим крылом нам осень осени!

Храни, храни, храни!..

ОНА: До сих пор я с твоими женами встречалась только в кошмарных снах...

ОН: Ладно, мне тоже предстоит с твоим мужем обниматься. А Марина когда приедет?

ОНА: Сегодня вечером.

ОН: Будет хоть один родной человек.

ОНА: Ты же ее никогда не видел!

ОН: Не видел, но она — единственная наша с тобой общая знакомая.

ОНА: Знаешь, что она сказала, когда узнала, что свадьба будет в Ялте? "Преступников всегда тянет на место преступления". Хотя я ей и объясняла, что это не мы так захотели, а Олег решил: свадьба здесь, и сразу – в круиз... Костя, я часто думала... Люди любят друг друга, женятся, после них остаются дети... Когда любимые долго не встречаются, пишут. После них остаются письма... А от нас что останется? Счета на мобильники?

ОН: А цветы? Гербарий?

ОНА: Так ни лепесточка же не осталось!..

ОН: Давай телефонный справочник.

Вера берет с тумбочки телефонный справочник. Костя вынимает из вазы цветок, отламывает длинный стебель, вкладывает розу между страницами и пытается закрыть книгу. Вера оторопело следит за ним. Роза крупная, книжка не закрывается. Костя кладет книгу на стул, садится сверху.

ОНА (смеется): Ну, спасибо, сушеным цветком на память обеспечил. (Берет Константина за руку и заставляет подняться со стула.) Может, еще и ребенка родить успеем?

ОН: Ребенка – не уверен. Зато через полгода у нас с тобой внук родится.

Вера сама медленно садится на книжку.

ОНА: Уже???

ОН: Что значит "уже"? Нашим детям "уже" за тридцать. Давно пора.

ОНА: А мне Олег ничего не сказал.

ОН: Не обижайся, он просто не успел. Обязательно скажет, завтра.

ОНА: Ты его всегда защищаешь. Все переплелось — я и ты, ты и Олег, Олег и Ира... ... как странно. И все это называется любовь...

ОН. Да... Последняя любовь...А виной всему – случай и песня про курортные романы.

ОНА: Случай... Псевдоним Бога, когда тот не хочет подписываться...

Свет постепенно гаснет, и все громче звучит песня:

ФИНАЛ.

Вот и всё... Конец сюжета... Но у нас, по всем приметам -

Не последние рассветы, не финальная глава.

Наша песенка не спета. Непременно будет лето!

И припомнятся невольно эти старые слова...

«...Ах, курортные романы!

Ах, сезонные обманы!

Парохода из тумана

Гудок!

То приливы, то отливы.

Каждый хочет быть счастливым.

Пахнет морем приключений ветерок!..»

Вот и осень... В парках наших листья желтые запляшут.

Все корветы и фрегаты уплывут за окоём...

Гаснет день, пустеют пляжи... Скоро снег на землю ляжет...

Ну, а мы затопим печку и негромко пропоём:

«...Ах, курортные романы!

Ах, сезонные обманы!

Парохода из тумана

Гудок!

То приливы, то отливы.

Каждый хочет быть счастливым.

Пахнет морем приключений ветерок!..»

КОНЕЦ

Март 2011 г

Телефоны А.Марданя в Одессе: +38(048)718-06-03, +38(048)786-91-69, +38-050-316-34-30

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.